ПОДЕЛИТЬСЯ

С начала этого года украинский интернет внезапно всполошился по поводу дальнейшей судьбы точки обмена трафиком UA-IX. Высказывались опасения, что точку могут купить, что трафик в точке обмелеет и она исчезнет с рынка. В ИнАУ, которая управляет точкой, провели целых три съезда за полгода, и на каждом из них разгорались баталии почище тех, что в украинском парламенте. О том, что же в конце концов станет с UA-IX, когда помирятся члены ИнАУ и что ждет ассоциацию, редакции AIN.UA рассказала Татьяна Попова, много лет занимавшая должность главы ассоциации, сейчас — член правления ИнАУ.

Татьяна Попова

— Вы в ассоциации работаете уже 12-й год. Почему именно в этом году возникли такие масштабные разногласия?

— Причина того, что происходило в этом году, как я считаю – это кризис роста. Мы выросли, как ассоциация, стали влиятельными. И сеть выросла — пятое место в Европе. Но мы затянули с ее технической модернизацией. Это нужно было делать еще в прошлом году. Не могу сказать, что в этом виновато правление или системные администраторы, или кто-то еще.

Просто мы два года назад принимали решение о том, что с 10-Гбитных портов будем переходить сразу на 100-Гбитные. А производители еще три года назад обещали, что эти порты появятся «завтра» в течение двух лет. И когда они наконец появились в продаже, оказались очень дорогим решением, на которые у нас не хватало средств (один порт стоит порядка $100 тыс.). Из-за того, что мы не рассчитывали на такую цену, мы упустили момент. Другое дело, что вопросы о том, как будем дальше развивать сеть (не только с технической, но и юридической точки зрения) уперлись в «где брать деньги на технический апгрейд». Это и стало камнем преткновения в составе предыдущего правления.

— Сейчас, когда страсти несколько поутихли, можно указать, в чем заключались основные разногласия?

— Если помните, с одной стороны тогда звучали предложения провести корпоратизацию и привлекать деньги фактически за счет приватизации ДП. Другая, не менее «ярая» часть правления говорила, что мы сеть не продадим никогда и можно найти другие источники финансирования, нас запугивают тем, что из сети уйдут все клиенты, и т.д.

Я думаю, мы как правление допустили в развитии сети несколько ошибок. Например, два года назад уровняли тарифы на 1-Гбитные и 10-Гбитные порты. Это, наверное, было неправильным решением, потому что в результате мы перестали покрывать амортизационные отчисления. UA-IX была всегда экономически прибыльным предприятием, но создавалась и работала не для чтобы зарабатывать деньги, а для того чтобы сэкономить средства участников. Прибыли же должно было хватать на модернизацию. Ее мы проводили каждые 3-4 года на протяжении 12 лет. Конец прошлого года — начало этого — это как раз было время, когда модернизация была просто необходима.

— На данный момент как выглядят дальнейшие планы по развитию сети обмена трафиком?

— Когда мы делали заказ на проектирование сети, одна часть правления считала, что нам нужна распределенная архитектура по Киеву. На это нужно было достаточно много средств. Другая «партия» в правлении считала, что распределенная архитектура для точки обмена не нужна, в мире нет такой практики. И соответственно, денег нам нужно не $3,5 млн. (инвестиции на 3 года, как предлагалось в проекте технической модернизации, который был презентован на февральском конгрессе), а в несколько раз меньше.

То, что делаем сейчас — это техническая модернизация всех площадок, без увеличения их количества. На сегодня у ДП достаточно средств на счету, чтобы закупить две трети оборудования, остальные деньги — товарный кредит от поставщика (Extreme Networks, модель BlackDiamond X8). Не повышая цен и не меняя условий для участников сети, мы рассчитываем, что в течение года рассчитаемся по кредиту, за счет роста количества портов, подключений 40-Гбитными портами, внедрения дополнительных услуг и сервисов На сегодня с поставщиком подписан договор, оборудование было протестировано, мы его должны получить где-то в середине августа, и уже с 1 сентября модернизованная сеть должна заработать в полном объеме. Цену модернизации озвучивать мне бы не хотелось, но это точно в несколько раз меньше, чем предлагалось сторонниками приватизации. Мы еще и поторговались с поставщиком :).

— Можно ли говорить, что с первого сентября исчезнет провисание трафика в точке?

— Мы уже подключаем новых клиентов, за последний месяц было подключено 3 компании. Сейчас лето и трафик все равно падает, почему мы и рассчитываем запустить новое оборудование к сентябрю. Думаю, на тот момент все вопросы, связанные с проблемами пропускной способности, будут сняты на несколько лет вперед.

— Чтобы подытожить: корнем разногласия по UA-IX все же была указанная Вами техническая проблема или что-то другое?

— Я не была ярым противником корпоратизации, но я была против той схемы, которая предлагалась Ольшанским. Он предлагал внести ДП как 25%+1 акция в новое предприятие, грубо говоря, построить UA-IX-2, а остальные 75% продать тем, кто хотел бы их купить. Саша свято верил и долго мне доказывал, что это единственно верный путь. Но он меня не убедил, хотя аргументация у него была серьезная.

Я опасалась того, что фактически произойдет по этому сценарию: 75% акций раскупят явно не все члены ИнАУ, и не все участники UA-IX (в сети где-то 125 компаний, из которых примерно 45 — члены ассоциации). В результате собственниками этого нового предприятия стало бы некоторое количество компаний, которых было бы в несколько раз меньше, чем членов ИнАУ.

— Так а само решение — акционировать или нет — было результатом того, что нужно было найти деньги на технику?

— Оно скорее было поводом. Пока сеть была не очень большой, не занимала пятое место в Европе по объему трафика, она мало кого интересовала как бизнес.

— Подобные конфликты были в прошлом в ИнАУ?

— Были проблемы в сети, кажется, в 2006 году, когда Wnet со скандалом выходил из UA-IX. Тогда была попытка изменить правила. В сети есть правило «все всем», в других точках обмена работает private peering: пришел включился, кому хочу, даю трафик бесплатно, кому хочу — тому за деньги. Если компания приходит в UA-IX, она обязана отдавать трафик всем на равных условиях.

В том году разговоры, что нужно что-то делать с сетью, были еще на мартовском правлении, когда приходили представители одной из компаний, и пытались убедить, что нужно менять подходы и правила в сети, иначе крупные уйдут, мелкие останутся. Так что среди побудительных мотивов были и попытки поменять правила подключения, затем — упущения в плане технической модернизации.

Самое обидное лично для меня: елси бы не начались все эти провокационные разговоры, желания купить точку, мы бы заказали оборудование в начале года, и с начала марта уже могли бы подключать абонентов. Этот конфликт задержал нас развитии минимум на полгода.

Но получилось, как получилось. И то, что за год беспрецедентно мы провели три съезда (февральский, апрельский, майский), срочность проведения внеочередного апрельского съезда кроется именно в том, что на майском некоторые члены правления уже хотели провести юридическую реорганизацию.

— Очень много раз в ИнАУ Вы вместе с Ольшанским, как вашим заместителем, выступали единым фронтом. А здесь между вами возникли разгонласия, почему?

— Поверьте, мы с Ольшанским до сих пор по многим вопросам смотрим в одном направлении. О том, какие у него разногласия со мной лучше спросить у него самого. Думаю, что он и дальше будет учувствовать в работе вне зависимости от того, какую позицию он сейчас занимает в ИнАУ. В любом случае, каково бы ни было мое личное отношение, я считаю, что такого человека как Ольшанский, в правлении не хватает.

— На 15 съезде, как и на предыдущих, все проходило достаточно эмоционально. Звучали разные прогнозы, в том числе о том, что ИнАУ просто распадется.

— Как я говорила, это кризис роста, мы его пройдем, и уже практически прошли. На майском съезде, как мне кажется, люди просто выпустили пар. За последний месяц членами ИнАУ стали 4 компании, так что слухи о нашей смерти сильно преувеличены. Это не более, чем слухи или остаточные желания отдельных личностей, может быть, построенные на обидах или амбициях.

— По итогам конференции в Судаке что можно сказать?

— На конференции я не была, но по рассказам, безусловно, остаточные явления еще были, но основные участники конференции реально позитивно восприняли то, что мы усилили персонал в ИнАУ, взяли директора по развитию UA-IX — авторитетного и известного в интернет-среде Вадима Гарбуза, заказали новое оборудование. Все успокоились.

Основные итоги конференции были такие: во-первых участники сети послушали презентации Сергея Одинца по миссии, видению и стратегии развития UA-IX и Вадима Гарбуза о перспективах внедрения новых сервисов . Во-вторых, прослушали много интересных докладов о новом обрудовании и его возможностях (Extreme, Juniper, Cisco,Force, D-Link). Кроме того обсудили, как нам дальше взаимодействовать с государством.

На последнем правлении мы в соответствии с пожеланиями участников конференции приняли решение провести стратегические сессии по развитию новых сервисов с участием всех желающих представителей компаний сети, не только членов ИнАУ — не позднее второй декады августа. Это будет брейнсторм, в том числе, по подключениям на скорости 40 Гбит.

— Так значит, условия для участников сети таки будут меняться? Будут повышаться цены?

— Нет, для действующих подключений на 1 Гбит, 10 Гбит условия меняться не будут, это решение правления, озвученное на конференции. Будут установлены тарифы на новые услуги — например, на подключение 40-Гбитными портами.

— Перед конференцией были слухи о том, что в Судаке, возможно, покажут еще одну точку обмена трафиком…

— Этого не произошло. Другой проект не был представлен, но де-факто было объявлено о новом дата-центре. По большому счету, я не вижу смысла создавать еще одну площадку в Киеве. Есть уже две — наша и DTEL, у которой, кстати, работает private peering, и выше цены. Ну постройте третью точку обмена — на это понадобится много денег, а окупаться она, как любой телеком-проект, будет достаточно долго. У нас, как всегда, «два козака, три гетьмана».

Когда конфликт попал в прессу, возник определенный отток трафика, некоторые компании, боясь, что будет захват и повысятся цены — построили паритеты между собой, кто-то на всякий случай подключился к DTEL. Но, я думаю, как только установим новое оборудование, трафик в сеть вернется.

— Cейчас есть какие-то серьезные проблемы, которыми ИнАУ вплотную  сейчас занимается?

— НКРСИ разработала и приняла правила осуществления деятельности по предоставлению услуг доступа к Интернет. В них было очень много скрытых «багов», но благодаря нашей совместной работе с другими ассоциациями нам удалось убедить НКРСИ и учесть практически все наши принципиальные замечания. По большому счету, нас больше всего беспокоил пункт 1.7 -перечень из 15 видов интернет-услуг, которые НКРСИ хотело регулировать. Многие из этих услуг точно не являются телекоммуникационными. Например регистрация доменных имен и автономных систем, администрирование доменных имен, хостинг, колокейшен, VPNы — это все было притянуто за уши. Мы доказали, что комиссия превысит свои полномочия. Потому что если читать Закон о телекоммуникациях, комиссия может регулировать только услуги по подключению конечного оборудования и предоставления доступа к сети, полномочий по регулированию услуг внутри сети у нее нет.

Кроме того там было требование устанавливать оборудование мониторинга, пункт из 4 строчек который возвращал из небытия 122 Приказ, квалификационные требования к персоналу, и другие.

— Так а в чем была, с Вашей точки зрения, основная опасность этого документа, ведь это просто перечень видов деятельности, никаких требований…

— А контроль? А отчетность? В правилах требований нет, но они есть в других документах. Как только НКРСИ решит, что вы попадаете в список, все компании, которые занимаются хостингом, колокейшеном и так далее, попадают под госнадзор, то есть, возможные дополнительные проверки, штрафы.

Я еще не видела ни одного госоргана, которому бы не хотелось расширить сферу своих полномочий. Видимо, комиссии очень хочется «порулить» доменом, получить дополнительные рычаги влияния на хостеров.

В настоящий момент мы работаем еще над рядом проектов документов, которые разрабатываются в НКРСИ, Администрации связи, «боремся» с рядом законопроектов. Работы хватает. Слава богу, съезды отшумели и есть время заняться основной для ассоциации задачей – лоббированием и отстаиванием интересов участников рынка.

Ольга Карпенко