ПОДЕЛИТЬСЯ

На Olerom Forum 1 редакция PaySpace Magazine пообщалась с Ильей Лаурсом, основателем литовского венчурного фонда Nextury Ventures.

Эксперт рассказал о перспективах развития криптовалют и технологии Blockchain, поделился практическими кейсами взаимодействия с регулирующими органами, а также назвал проекты в этой сфере, которые интересны его фонду.

Илья, как вы представляете себе процесс массового распространения криптовалют?

Скорее всего, технология Блокчейн опередит развитие криптовалют. Потому что распределенные реестры — это более универсальная, более стандартная технология.

Для начала они, конечно, будут существовать параллельно. И решения типа конвертации обычных валют в крипто — неотъемлемая часть этого периода. Я не думаю, что существующие площадки обмена профессиональны и надежны, но со временем все изменится.

Также необходима автоматическая система трансляции криптовалют в живые платежи. Уже сейчас существует целый ряд компаний, которые позволяют покупателям — совершать, а продавцам — принимать оплату в Bitcoin так же легко, как и платежи по кредитке. А затем — мгновенно конвертировать криптовалюту в живые деньги.

Такие решения поднимут криптовалюту на универсальную ступень ликвидности.

Когда продавцы смогут получать криптовалюту и оставлять ее у себя на кошельках, не обменивая на традиционные деньги?

Дело в том, что сейчас продавец, получив криптовалюту, не знает в какую статью баланса ее записать. Регуляции нет, бухгалтеры не знают, как с этим обращаться. В разных странах Bitcoin относят то к валютам, то к цифровымактивам.

Также желание продавцов мгновенно конвертировать криптовалюту в живые деньги связано с ее волатильностью.

На этой основе можно очень много чего отстроить и, скорее всего, именно на этом этапе криптовалюты утвердятся в качестве привычного инструмента платежа.

Прибалтика, например, стала первым регионом, где авиакомпании стали принимать криптовалюты за билеты (AirBaltic). Это сигнализирует о том, что криптовалюты — уже повседневность.

Также уже есть много сервисов, которые позволяют совершать платежи между странами быстрее и дешевле, чем традиционные решения.

Какими сервисами переводов можно пользоваться уже сейчас?

Все, что сейчас создано — это достаточно нишевые решения. Например, литовская компания CoinGate предлагает кредитные карты, на которых можно держать криптовалюту. А также использовать для совершения платежей и снятия средств в банкоматах.

Расскажите о практических кейсах применения криптовалют в таких инновационных отраслях цифровой экономики, как интернет вещей?

Пока использование криптовалют в этой сфере — скорее философская дискуссия.

Меня, например, очень впечатляет пример с лампочкой, которая сама расплачивается за потребленную энергию.

Из полуфантастических проектов, которые мне довелось рассматривать, это инициатива ребят, которые предложили обогревать помещения с помощью тепла, которое выделяют вычислительные мощности майнинг-компьютеров.

Не будь закона Мура, согласно которому эти радиаторы нужно будет выкинуть через год, потому что процессоры устареют, это была бы вполне жизнеспособная идея.

Илья Лаурс, Nextury Ventures

В какие блокчейн-проекты инвестирует ваш венчурный фонд?

Мы присматриваемся. Эта сфера очень неоднозначна с точки зрения закона. Перед тем, как инвестировать, мы обязаны взвесить всю экосистему — за использование криптовалют даже в пределах Европы сажали в тюрьму.

То есть пока мы полноценно не работаем со стартапами, которые занимаются технологией Блокчейн. В то же время, мы одобряем такие инициативы.

Откуда эти проекты?

Большинство из Литвы. Но в этом году я собираюсь расширить регион работы: присматриваюсь к Украине, недавно вернулся из Армении.

В Литву уже довольно часто приезжают стартапы извне чтобы создавать проекты.

С чем это связано?

Есть несколько стартапов, имена которых я пока не могу назвать, но они напрямую разговаривают с литовским Центробанком о релокации из Люксембурга.

Литва в принципе хочет занять лидирующие позиции на рынке финтех-инноваций. Обещая стартапам благоприятные и понятные условия работы, когда команда стартапа не рискует быть арестованной прямо в аэропорту.

Украинцы приезжают?

Да. приезжают. Я не уверен, что у нас есть действующие проекты. Но белорусы и украинцы однозначно присутствуют на многих конференциях.

Расскажите, как Центробанк Литвы реагирует на инициативы, связанные с блокчейн и криптовалютами?

Проиллюстрирую это одной цепочкой событий.

Интерес к криптовалютам у меня лично и у одного из наших партнерских фондов в США возник два года назад. Первое, что делает инвестор в таком случае — гуглит, какова ситуация с Биткоин в конкретной стране. В тот момент первая строчка, которая появлялась в нашем поисковике — это ссылка на сообщение Главы Центробанка Литвы, который заявил, что они скептически относятся к криптовалютам и советуют индивидам и корпорациям воздержаться от любых операций с ними.

Все. Одна строчка может стать причиной отказа инвестора вкладывать деньги в тот или иной проект.

Также мы провели ряд встреч с Центробанком. В результате этих действий удалось изменить позицию регулятора.

И в конце 2016 года Центробанк адаптировал систему Сингапура, так называемую песочницу. Регулятор готов рассматривать инновации в финтехе, включая блокчейн, биткоины и т. д. Центробанк намерен напрямую поддержать 10 стартапов, не предъявляя к ним требования и не требуя лицензий. Если на протяжении года они докажут, что их инструмент полезен для общества и экономики, Центробанк подтянет регуляционный пакет до соответствия.

Сила такого подхода в том, что вместо пяти лет внедрения законодательства мы говорим о регулировании на базе конкретной модели. По мере развития стартапа и появления регуляционных вопросов, можно получить полный список того, что не соответствует законодательству и в соответствии с ним менять политику Центробанка.

Мы уже одобрили две компании в эту песочницу из нашего портфеля. Одна связана с краудфандингом, в том числе потенциально затрагивает криптовалюты — на одном из этапов мы хотим ввести ICO как инструмент. И вторая — в сфере международных платежей.

Надеюсь, 2017 год покажет жизнеспособность этих проектов.

По вашим прогнозам, когда мы сможем использовать криптовалюты не как промежуточное решение, а полноценный инструмент?

Перед вопросом «когда?» я бы задал вопрос «если?».

Тут будет очень сильное противостояние таких стран, как Америка, Китай… Потому что этим странам на национальном уровне невыгодно развитие криптовалют. Например, если пофантазировать и представить, что через 50 лет будет универсальный набор криптовалют, который сведет нужность доллара к нулю. При том, что сейчас США экспортирует доллар на весь мир и за счет этого живет.

Если рассматривать криптовалюты как массовый продукт, я думаю, что уже через 10 лет они станут привычным инструментом как минимум в нашем регионе — Прибалтика и соседние страны.

Как вы относитесь к национальным криптовалютам?

Это был бы прекрасный шаг. Это новая территория. И никто не понимает, с чем тут можно столкнуться.

В Украине уже несколько раз сообщалось о планах создания национальной криптовалюты…

При всем уважении к инновациям в Украине, я не думаю, что она может себе позволить экспериментировать с такими технологиями. Если какая-то страна и введет национальную криптовалюту, то это будет государство типа Эстонии. Имеется в виду размер страны — в маленьком масштабе это будет контролируемый эксперимент. И в масштабе Эстонии его можно себе представить. А в масштабе Украины я сделать этого не могу, тем более — в масштабе Америки.

Возможно, такой проект появится в какой-то небольшой среднеазиатской стране, которой вообще нечего терять, например, после гиперинфляции, когда национальной валюте по-любому никто не верит.

Но это та степень риска, которую экономисты обычно стараются обойти.