ПОДЕЛИТЬСЯ
Парламент прописал процедуру использования криптовалюты в украинских реалиях.

Украинцы все чаще проводят операции с токенами криптовалют и ценных бумаг, что привело к необходимости урегулировать эти отношения на законодательном уровне. Сейчас в стенах парламента находятся два законопроекта об обращении криптовалют (7183) и о стимулировании рынка криптовалют (7183-1).

Законопроект № 7183-1 подан как альтернативный и выглядит достаточно стройно. Он внедряет прогрессивные мировые практики — государственное регулирование и лицензирование криптовалютных бирж. Кроме того, даже предусматривает саморегулирование для финучреждений.

Однако остановимся на первом законопроекте — первопроходце, который уже успел вызвать общественный резонанс и набрать кучу негативных отзывов. Но и у профессиональных юристов законопроект №7183 вызывает много вопросов.

С первых строк привлекает внимание определение криптовалюты. По замыслу разработчика это «набор символов, цифр и букв», и вносится в систему блокчейн в виде программного кода. Но с таким подходом и учебник алгебры, содержащий набор символов, цифр и букв можно считать программным кодом.

Дело в том, что определение «программный код» для отечественного законодательства — понятие не новое. Оно является и объектом авторского права, и освобождается от налогообложения. Но если здесь нам представляют принципиально другой вид программного кода, то из законопроекта этого никак не следует.

Далее. Дефиниция «криптовалютная корзина» мало отличается по смыслу от «системы блокчейн», «майнер» — от «пользователя системы блокчейн». Также неясна юридическая ценность понятия «блок транзакций». Что такое онлайн-сервисы и чем они отличаются от биржи. Термин «специализированного оборудования» как ЭВМ вызывает стыдливую улыбку.

Согласно Законопроекту №7183, «транзакция криптовалюты» представлены в виде договора мены или бартера. Следуя логике, саму криптовалюту можно признать товаром. В тексте закреплено, что криптовалюта является объектом права собственности. Однако отсутствие дополнительных инструментов в Законе, ставит для учета и аудита очередное испытание.

Как же быть с налогами? Этот вопрос прописан слабо. Вторая статья Законопроекта содержит только фразу «налогооблагается в соответствии с Законом». Никаких изменений в Налоговый кодекс не предложено.

Также не ясно, зачем определять отношения по обороту криптовалюты как договорные, но устанавливать в лице Национального банка регулятора? А как же свобода договора? Конкретику регулирования законодатель скромно отвел в будущие подзаконные акты.

НБУ даже не подозревает, какие проблемы это сулит в будущем. Украинский центробанк неоднократно заявлял, что не считает криптовалюты действительными валютами. Следовательно, они не являются объектом регулирования.

Распределенный реестр, на основе которого существуют крптоактивы, законопроектом определяется как «блокчейн», ограничивающийся криптовалютными транзакциями. Обеспечение и поддержание работоспособности реестра, гарантии проведения транзакций, ответственность за сохранность данных и защиту цепи депутаты возложили на субъектов криптовалютных операций. Таким образом, несмотря на желание регулировать криптовалютную отрасль и взимать с налоги, государство сняло с себя ответственность по ущербу за утрату или обесценивания криптовалюты.