ПОДЕЛИТЬСЯ

Весной этого года на рынке появились слухи о том, что из Allegro Group Ukraine уходят ключевые менеджеры. В апреле они подтвердились: из компании ушла ее директор Юлия Марищук, которая проработала там 10 лет, после этого уволился и ее муж Сергей Марищук, возглавлявший проект Aukro, а в конце мая был закрыт проект Vcene. Сейчас Юлия возглавляет новую компанию Universal Commerce Group, которая объединяет проекты фонда Noosphere Ventures в сфере электронной коммерции. Юлия рассказала AIN.UA о том, почему ушла из Allegro, какие бизнес-идеи развивает сейчас, а также о том, как себя чувствует украинский рынок e-commerce в сложной политической ситуации.

Юлия Марищук

— Расскажите о причинах вашего ухода из Allegro Group (Naspers)?

— В Naspers произошли некоторые изменения в политике работы с отдельными странами: были сокращены полномочия, локальным менеджерам урезали возможность влиять на бизнес. То есть, холдинг взял курс на достаточно мощную централизацию. За 10 лет работы в Allegro Group, на моей памяти уже были подобные эксперименты, вследствие чего заметно проседали основные показатели, а мы ничего не могли с этим сделать, поскольку не имели полномочий.

К тому же повлияла ситуация в стране: работу стало найти сложнее, а в компании обращали внимание только на бизнес-аспекты, и все шло к закрытию нескольких проектов. В связи с централизацией начались массовые сокращения, например, в службе поддержки, контакт-центре. Это низкооплачиваемые должности, где работают специалисты с небольшим стажем и которым довольно проблематично найти работу в кризис. Я была не согласна с такими действиями руководства.

— Правда ли, что с вами из Allegro ушло много людей?

— Действительно, компанию покинуло много сотрудников, но нельзя сказать, что основной причиной послужил мой уход. У каждого была своя мотивация: кто-то захотел самореализации, кто-то – попробовать себя в новом амбициозном проекте, а кто-то просто решил продать свои знания дороже.

Скажу лишь, что руководящий состав днепропетровского офиса ушел, практически, весь – почти вся команда, которая работала со мной. Сейчас понемногу увольняется вторая линия, начинает уходить третья.

— Можете спрогнозировать, как Allegro в дальнейшем будет работать на украинском рынке?

— Naspers – это настолько крупный холдинг, что наш рынок не сильно влияет на их общие показатели. Здесь сложно что-либо прогнозировать. Посмотрите, что произошло со Vcene: была проведена масштабная рекламная кампания, вложены огромные деньги – десятки миллионов. Но затем проект просто закрыли. То есть наш рынок для них настолько незаметен как в доходах, так и в затратах. Их рассуждения: «Вот есть, например, Украина. Там идут такие-то волнения, менеджеры оттуда чуть больше других возмущаются на совещаниях. Все это требует времени. Затем война, проблемы – это дополнительные риски. Решение – все, закрываем».

Поэтому прогнозировать дальнейшее будущее Allegro в Украине крайне сложно. Завтра они могут как запустить очередную ТВ-кампанию для любого своего проекта, так и просто вывести бизнес из страны.

— Были ли эти решения Naspers связаны напрямую с политической ситуацией?

— Эти риски не являлись решающим фактором. Думаю, это скорее совпадение. О курсе на централизацию было известно еще в ноябре прошлого года, тогда же я решила уйти из компании.

— У вас были другие варианты продолжения карьеры?

— Предложение поступило от самого Naspers с вариантом релокации. Также были и внешние, например, в гейминг-сфере, за которой, если честно, слабо слежу.

Основная проблема заключалась в том, что практически все предложения предполагали переезд. Однако решающее значение сыграла возможность продолжить карьеру в Украине, в частности, в Днепропетровске. У нас в городе не так много компаний, занимающихся развитием IT-бизнесов, а с Noosphere мы знакомы давно, так что принять их предложение было вполне логичным шагом.

— Рассматривался ли вариант эмиграции?

— На данном этапе есть желание скорее развить бизнес в Украине, добиться чего-то в своей стране, чем поехать наемным менеджером за границу.

В Украине мы с мужем видим больше перспектив. Понимаете, я в течение 10 лет работала в западной компании, а ведь вы знаете: чем крупнее компания, тем больше правил и ограничений, ничего своего уникального не создашь.

— Чем именно вы занимаетесь в Noosphere?

— Я руковожу проектом, в котором фонд является инвестором (как международная компания по управлению активами, и мы – один из активов), у меня – полная свобода действий. Должности в фонде у меня нет.

— А доля либо опционы в проектах у вас есть?

— Эту информацию раскрывать не могу, но мотивация у меня хорошая.

— Расскажите о своем проекте.

— Universal Commerce Group – это зонтичный бренд, под которым объединены e-commerce-проекты инвестфонда Noosphere.

На сегодня мы разрабатываем три проекта, пять уже существует. Так, в UCG входят бизнесы прайс-агрегаторов в сфере трудоустройства (к примеру, Trud.com), недвижимости (naydidom.com), авто (avtopoisk.ru/ua) и товаров (price.ua). Самый известный из уже действующих на Украине – Price.ua. Все действующие проекты – прибыльные и достаточно давно на рынке. Действуют на рынках Украины, России, еще в 30 странах. Дополнительно открываем еще несколько проектов.

— Какие?

— В сентябре планируем представить новые проекты в e-commerce, и, как только запустимся, сразу все расскажем. Рассказывать до запуска — плохая примета.

Общая цель – создать в Восточной Европе группу, которая будет предоставлять весь спектр услуг по e-commerce: от перевода денежных средств до выбора товара в сферах В2С и С2С. Классическая модель B2B, которую использует, например, Prom.ua, нам не очень интересна.

— Говорят, что классическая модель агрегатора отживает свое и нужно искать что-то новое. Вы будете экспериментировать в новых проектах?

— Подобные разговоры на рынке ходят уже давно (лет 6-7), об этом говорят на конференциях. Был период, когда многие верили в стремительное развитие социальных сетей: стоит лишь прикрутить кнопку «Купить», и эта модель просто «порвет» рынок. Все, нам конец! 🙂 Но время шло, и эти разговоры утихли.

Как ни странно, но традиционные агрегаторы сейчас в тренде: в том же Allegro отличные показатели у Buscape (Бразилия), у Heureka (Чехия). Они сегодня растут гораздо быстрее рынка и к тому же пробовали добавлять всякие модные фишки, вроде перехода с кликовой модели на action-модели, подключением корзины и пр. Но все это не сработало.

— Расскажите о количественных показателях проектов UCG: обороты, доля, количество пользователей?

— Все существующие проекты – рентабельны. В течение года, если не считать войну, проекты удваивались и росли по доходам быстрее рынка. Это все, что могу сказать.

— Как можете охарактеризовать состояние украинского рынка e-commerce на данный момент?

— Ситуация на рынке сложная. По большинству проектов наблюдается «просадка» от 10% до 40%. И это без упоминания проектов, которые не зарабатывают. Если свои основные KPI они не привязывают к деньгам, то, конечно, могут показывать рост в трафике за счет рекламы.

Интернет-магазины точно испытывают трудности из-за курса доллара. Простой пример: на Price.ua недавно магазины отключались просто потому, что не могли выставить цену на товар, когда были валютные качели в течение дня.

На рынок влияет и ситуация с Донбассом. Украинцы вообще стали больше экономить. Потребительский сегмент перешел на более дешевые товары: например, покупают китайские смартфоны вместо брендовых вещей. Так, если человек хочет чего-то нового, он скорее купит себе чехол, чем смартфон, и по сравнению с прошлым годом, продажи аксессуаров заметно выросли. Граждане не готовы совершать дорогие покупки. Если и покупают за большую цену, то только те товары, которые можно легко продать в краткосрочной перспективе за те же деньги. Это так называемая разновидность диверсификации рисков: забрать из банка депозит, купить что-то дорогое, что через пару лет не потеряет в цене.

— Что можно посоветовать проектам в e-commerce сейчас?

— Во-первых, в кризис сильно дешевеет реклама. Во-вторых, мелкие проекты обычно не выдерживают такой нагрузки. В такие периоды сильные становятся еще сильнее, а средние могут пробиться в лидеры или прогореть.

Открывать или не открывать новый проект? Если за спиной есть инвестор, который может продержаться несколько лет со стабильным финансированием, открывать однозначно стоит, потому что именно в кризис существует возможность быстрого роста. Но это только в случае, если предприниматель нацелен на рост, а не на доход с нуля и сразу.

Советовать в этой ситуации сложно: рост рынка не прогнозируется, что будет с курсом – непонятно, так что рисовать стартапам сейчас радужные перспективы нельзя.

— Сколько Noosphere уже вложил и сколько собирается вложить в ваши проекты, и на каких условиях (KPI, время выхода на окупаемость)?

— Конкретных цифр я вам не назову, но фонд понимает, что выходит на рынок, который уже занят крупными игроками, и быстрых денег тут ждать не стоит. Они готовы инвестировать длительный период без прибыли.

— Планируете ли выход на зарубежные рынки?

— Часть наших проектов уже работает за рубежом: в России, Европе, США. Каждый рынок специфичен. К примеру, в Казахстане из 5 млн пользователей 3 млн составляют владельцы мобильных устройств. Там пользователи считают, что товары в интернете – дороже, интернет-торговля воспринимается как VIP-услуга. То есть туда лучше выходить с шоппинг-клубом типа fashion, чем с обычным классифайдом.

— Раньше для многих проектов в электронной коммерции ориентиром был российский рынок. Как на это повлияет конфликт между Украиной и Россией?

— Не думаю, что конфликт сильно влияет на бизнес-отношения. Если говорить о выходе на российский рынок, то основная масса пользователей не будет обращать внимания на то, откуда проект. Гораздо важнее, что на российский рынок сейчас действуют санкции, которые приводят к стагнации в e-commerce, падению курса рубля.

Если говорить об отношениях между людьми, мне кажется, это скорее единичные случаи. Один из моих руководителей недавно ездил в Москву, 15 встреч за три дня. Переговоры прошли в рабочем порядке.