ПОДЕЛИТЬСЯ
Обыск в офисе WebMoney стал логической кульминацией конфликта, годами тлевшего между украинскими регуляторами и отдельными системами электронных денег (их аналогами). Началом чего для рынка станут эти события — упадка, нового этапа развития? Или просто своеобразным «коммуникационным» тренингом?
webmoney

Согласно экспертным оценкам, системами электронных денег пользуются уже около 5 млн украинцев. Объем их ежегодного оборота в Украине оценивается в диапазоне 2–8 млрд грн. В налоговой прогнозировали, что к 2014 г. он увеличится до 15 млрд грн.

Единой официальной электронно-денежной статистики в Украине нет, так как значительная часть рынка функционирует вне поля зрения государственных надзорных органов. Речь идет, прежде всего, о таких «тяжеловесах», как WebMoney и «Яндекс.Деньги» (занимают более 50% рынка). Крупнейшими же представителями группы игроков, согласовавших с Национальным банком правила своей работы, являются GlobalMoney (эмитент — Ощадбанк), MoneXy (Фидобанк), «Макси» («Альфа-Банк»).

Представители системы WebMoney твердо стоят на позиции, что их деятельность легитимна, а система выпускает не электронные деньги, а «титульные знаки» (фактически — ярлыки), движение которых между пользователями отражает переуступку прав требования на внесенные реальные средства согласно нормам Гражданского кодекса. «Суть в том, что электронные деньги — это один субъект регулирования, а права денежного требования к должнику — это совершенно другая субстанция, которая умеет жить в законодательном поле«, — убеждает эксперт-консультант WebMoney Алексей Титов. Представители же «Яндекс.Деньги» неоднократно констатировали, что как российская структура работают с украинскими компаниями не напрямую, а через интеграторов, поэтому, мол, украинские законы на них не распространяются.

Следует отметить, что вопросы согласования с НБУ правил выпуска электронных денег регулируются положением об электронных деньгах, утвержденным постановлением правления НБУ №481 от 4 ноября 2010 г. В документе, среди прочего, определено, что выпуск электронных денег в Украине имеют право осуществлять только банки, только в гривнях и таким образом, чтобы сумма выпущенных эмитентом электронных денег не превышала сумму полученных им от пользователей и агентов наличных или безналичных средств.

Осенью прошлого года вступили в силу изменения в Закон «О платежных системах и переводе средств в Украине», которыми были законодательно урегулированы вопросы обращения электронных денег. Документом в значительной мере были закреплены нормы, которые НБУ уже прописал в своем постановлении. Также было установлено, что рассчитываться электронными деньгами могут физлица друг с другом и с юрлицами, а юрлица — только осуществлять возврат денег за товары или переводить их в безналичную форму.

Следует отметить, что попытки госорганов влиять на рынок электронных денег характерны далеко не только для Украины. Например, в марте 2013 г. подразделение по расследованию финансовых преступлений Минфина США заявило, что все федеральные стандарты предупреждения незаконных трансакций в долларах будут применяться и к компаниям, осуществляющим расчеты в виртуальных валюта х.

Чем мотивируются подобные инициативы? Дело в том, что электронные деньги зачастую используются не только для «невинных» операций (пополнения счета мобильного, приобретения безделушек и т.д.), но и для нелегальных — начиная от торговли наркотиками, оружием, порноматериалами и заканчивая операциями по отмыванию денег и финансированием терроризма. Это не говоря о «невинных» расчетах в интернет-магазинах, e-форме оплаты труда и т.д. — операциях, не попадающих в поле зрения фискальных органов.

«Миндоходов неоднократно направляло запросы, например, к гаранту системы WebMoney Transfer, с требованием предоставить информацию об объемах продаж товаров и услуг за электронные деньги WebMoney Transfer некоторыми предприятиями. Однако нами был получен ответ о том, что технической возможности предоставить такую информацию у оператора нет, порекомендовав обратиться в представительство в Великобритании или Прибалтике. Такие действия не позволяли контролирующим органам выполнять поставленные перед ними задачи«, — говорит начальник подразделения по борьбе с преступлениями с применением новейших технологий главного оперативного управления Миндоходов Василий Поезд.

Разные страны выбирают различные модели регулирования рынка электронных денег. Как отмечает директор департамента платежных систем НБУ Наталия Лапко, при разработке нормативной базы, регулирующей выпуск и обращение электронных денег, НБУ ориентировался на опыт Евросоюза и Российской Федерации. Правда, Алексей Титов обращает внимание, что в Европе и России, в отличие от Украины, эмитентами могут быть не только банки.

Защищая позицию регулятора, заместитель председателя правления Ощадбанка Антон Тютюн называет избранный Нацбанком подход вполне адекватным отечественным реалиям. По его словам, так как банковский сектор наиболее жестко контролируется государством, это обеспечивает более надежную защиту прав клиентов по сравнению с другими сегментами рынка. «Уровень доверия к банковской системе несоизмеримо выше, чем к любым другим финансовым институтам. Да, были случаи, когда банки банкротились. Но, тем не менее, большинство вкладчиков получали свои средства через Фонд гарантирования вкладов физических лиц«, — констатирует банкир.

При этом он обращает внимание на быстрые темпы роста рынка безналичных расчето в, одним из сегментов которого являются электронные деньги. «В 2007 г. только 4% из всех платежей у нас были в электронной форме — расчеты картами. Все остальное люди «выгребали» в банкоматах. В 2011 г. было уже 8%, в 2012-м расчеты в электронной форме составили 12%. За первый квартал текущего года рынок показал рекорд — 18%, — говорит г-н Тютюн. — Электронные деньги — сегмент этого рынка. Он находится на этапе становления в Украине. Методом проб и ошибок он встает на ноги. Это еще один инструмент, кроме расчетов картами, которые используются во всем мире«.

В свою очередь, директор по вопросам стратегии и управления проектами Фидобанка Михаил Мирошниченко обращает внимание на то, что банковская лицензия позволяет эмитенту электронных денег создавать новые продукты (в т.ч. делать так называемые миксы). «То есть существует возможность разнообразить ассортимент услуг«, — уточняет представитель банковского сообщества.

Но главное, на чем делают акцент в НБУ, — это вопрос контролируемости выпуска электронных денег и, соответственно, безопасности средств потребителей. «У нас требование — выпуск банком электронных денег производится исключительно под реально введенные деньги. И в гривне. Это безопасность страны и ответственность регулятора перед своими гражданами, — констатирует Н. Лапко. — Согласование правил систем электронных денег с регулятором должно защищать права пользователей. Бывает, например, приходит к нам пакет документов, где написано все, кроме того, как вывести деньги из системы. В таком случае искать крайнего, если перевод не будет осуществлен, очень трудно«.

«Легальные» участники рынка такой подход поддерживают. «Никому не дано право печатать свои «керенки». Если позволить, то завтра будет не только МММ, а будет все что угодно«, — говорит гендиректор GlobalMoney Александр Тютюн.

Более того, чиновники прямо говорят, что, например, клиенты WebMoney Transfer не имеют гарантии, что электронная валюта системы обеспечена реальными средствами. «WebMoney Transfer не имеет договора с банковским учреждением, которое должно проводить эмиссию средств. Соответственно, такие требования не обеспечены депозитами на должном уровне. Объем требований не регулируется никем, кроме самой платежной системы WebMoney Transfer. Такая ситуация равноценна самостоятельному производству денег. Она несет угрозы как пользователям системы, так и государственному бюджету«, — подчеркивает В. Поезд.

В свою очередь, Алексей Титов от имени WebMoney убеждает, что система работает корректно по отношению к своим клиентам. «Обеспечение вычисляется следующим образом: количество проданных предприятием обязательств за все время минус количество выкупленных обязательств равно эмиссии. Эмиссия обязательств должна быть меньше или равняться остаткам на счетах. На сегодняшний день эта цифра составляет более 60 млн грн — это наши обязательства, выпущенные в пользу пользователей. Это деньги пользователей, которым были обеспечены наши обязательства (арестованы в рамках уголовного производства следственных действий Миндоходов)», — констатирует г-н Титов.

Вопросительные знаки

И представители государства, и WebMoney однозначно уверены в своей правоте в текущем конфликте. Так, в Миндоходов отмечают, ссылаясь на выводы НБУ, что так называемые титульные знаки WebMoney подпадают под признаки электронных денег, а деятельность системы без согласования правил с Национальным банком может классифицироваться как незаконный выпуск и использование электронных денег согласно ст. 200 Уголовного кодекса Украины (еще одно обвинение — это отмывание денег, ст. 209 УК). При этом в WebMoney указывают на то, что с легитимностью работы модели «переуступки прав» соглашались в своих заключениях после юридической экспертизы Киевский научноисследовательский институт судебных экспертиз и Институт государства и права им.Корецкого.

Вместе с тем на круглом столе, посвященном ситуации на рынке и перспективам развития систем электронных денег, представители WebMoney не отреагировали на несколько довольно значимых претензий в свой адрес со стороны украинских госорганов.

Во-первых, на пассаж, что в 2009 г. федеральное управление финнадзора Германии (BaFin) запретило деятельность WebMoney Transfer. «Сейчас использование WebMoney в Германии запрещено под угрозой юридических последствий, в том числе и частным лицам«, — уточняет В. Поезд. Во-вторых, на ремарку о нерегистрации WebMoney как системы электронных денег даже на ее материнском рынке — в России (в отличие, например, от «Яндекс.Деньги» или «Деньги.Mail.ru»). «Есть информация из открытых источников, что в России WebMoney является партнером Российского консервативного банка. Видимо, через банковский сектор система там легализуется. Так что мешает это сделать в Украине?» — констатирует Н. Лапко. В-третьих, со стороны WebMoney не прозвучало разъяснений по информации Миндоходов о фиктивном банкротстве Украинского гарантийного агентства, которое ранее было гарантом деятельности системы. «По этому делу также есть уголовное производство«, — дополняет В. Поезд.

Нет достаточной ясности для формирования однозначных выводов и в контексте согласования правил работы WebMoney в НБУ. С одной стороны, А. Титов констатирует, что необходимые документы предоставлялись в центробанк еще в 2010-м. Однако безрезультатно — ответа на обращение пока нет. Со своей стороны, Н. Лапко уверяет, что документы «не были оформлены в том виде, как того требует законодательство«. Разобраться, на чьей стороне больше правды, не будучи посвященным во все детали процесса, видимо, невозможно.

Финансово-грамотный Post Scriptum

НБУ разработал и вынес на обсуждение проект изменений в вышеупомянутое 481-е постановление («Положение об электронных деньгах»). В нем предусмотрено ограничение общей суммы электронных денег, на которую могут осуществляться операции в течение одного месяца, 25 тыс. грн. Кроме того, предлагается установить, что пользователь имеет право получать наличные средства через банкоматы в обмен на электронные деньги в размере 500 грн в день, но не более 4 тыс. грн в месяц.

Руководитель Интернет-ассоциации Украины Татьяна Попова считает, что государству вряд ли целесообразно устанавливать много ограничений при использовании электронных денег, поскольку, по мнению эксперта, это может помешать развитию рынка. «С моей точки зрения, никакие ограничения никогда не влекут за собой положительную динамику развития того или иного бизнеса, в частности, бизнесов, связанных с электронной коммерцией и с электронными деньгами, потому что мы живем в стране, где предприимчивые бизнесмены всегда могут обойти любое ограничение. Я понимаю намерения Нацбанка ограничить — в связи с тем, что электронные деньги должны использоваться в первую очередь для микроплатежей конечных пользователей за какие-то услуги. Но хочу отметить, что те, кто пользуется если не электронными деньгами, то всевозможными кредитными карточками, посредством которых осуществляются эти микроплатежи через Интернет, давно научились себя защищать, используя кредитные карточки с ограниченным наличием средств, пользуясь системой СМС-сообщений и выбирая себе проверенного и известного поставщика в Интернете«, — отмечает Т. Попова.

«В Германии, если люди идут через клумбу, то там делают дорожку, чтобы людям было удобнее. Так и здесь — в законодательном поле нужно прокладывать дорожки, которые позволяют и облегчают за счет новых технологий гражданам осуществлять расчеты и использовать в быту и для своих нужд новые информационные коммуникационные технологии«, — дополняет вице-президент УСПП по вопросам информационных технологий Иван Петухов.

Как найти оптимальный компромисс между чрезмерной зарегулированностью и полным отсутствием какого-либо внимания к рынку со стороны государства «дикого» — вопрос из разряда вечных. Ответ, конечно, будет зависеть чаще всего от того, с какой «точки сидения» оценивать. И даже если абстрагироваться от потребностей налогового контроля, а также необходимости противодействовать разнообразным незаконным трансакциям, являющимся предметом интереса финансового мониторинга (в необходимости чего не приходится сомневаться), сосредоточив первоочередное внимание на интересах рынка и потребителей его услуг, все равно очевидна необходимость искать «золотую середину». Поскольку финансовая грамотность украинских граждан в основной их массе объективно оставляет желать лучшего, хотя бы минимальные гарантии защиты их интересов необходимы. Но и вооружать чиновников избыточными рычагами влияния в украинских реалиях не совсем уместно, учитывая риски некорректного их применения. Причем свою «грамотность» в контексте договороспособности не помешает повышать и государству, и участникам рынка.

Банальное нежелание зачастую даже просто поискать точки соприкосновения, фактически, добрый десяток лет бросает тень на все без исключения стороны. Возможно, жесткий формат публичной полемики поможет выработать соответствующие навыки. В этом непосредственно заинтересованы потребители, в частности, те, деньги которых «зависли» в WebMoney.