ПОДЕЛИТЬСЯ

Денис Довгополый, директор компании BayView Innovations, основатель и президент инкубатора GrowthUP, партнер венчурного фонда TA Venture, в интервью рассказал о IPO Яндекса, о том, почему в Украине практически нет уникальных стартапов и о пузыре на интернет-рынке.

Денис Довгополый

Почему в Украине нет успешных стартапов как минимум уровня российского Яндекс?

В Украине слишком ограниченный рынок для создания и развития компаний по типу Яндекса и тем более, мирового масштаба как Google. Население нашей страны составляет всего 45 млн человек, проникновение интернета одно из самых низких в Европе – 43,9% [данные Gemius, апрель 2011 года], а платежеспособность украинцев оставляет желать лучшего. Поэтому в Украине даже самая успешная интернет-компания не может стоить сотни миллионов долларов – крупнейшие сделки по стартапам измеряются в десятках миллионах долларов. Но это скорее исключение. В рядовых трансакциях речь идет от сотен тысяч долларов до одного миллиона.

В нашей стране нет большой клиентской базы, чтобы создавать проект ценой в миллиарды. Поэтому украинские предприниматели, желающие построить крупный бизнес, вынуждены ориентироваться на более развитые рынки (Россия, Европа, США, Азия).

Поэтому они и их бизнес переезжают в Кремниевую долину?

Не обязательно. Интернет-рынок имеет глобальный охват. Можно и в Украине развивать большую компанию, ориентированную на мировой рынок, но это очень тяжело. Чтобы понимать потребителя и угадывать его желания, надо быть ближе к нему в прямом смысле слова. Поэтому наши ребята уезжают в Россию, Европу и США.

При выборе штаб-квартиры нового стартапа важна географическая близость к потенциальному пользователю и инвестору. Кремниевая долина – это хорошее место для размещения главного офиса, но если потенциальные рекламодатели сидят в Германии, то лучше открыть его на территории Евросоюза. Для успешной работы в РУнете подразделение, которое занимается построением бизнеса, лучше создать в Москве. Местоположения стартапа не имеет значение, только если он работает с большим количеством средних и небольших клиентов, которые равномерно распределены по миру.

В Украине есть потенциальные Цукерберги и Брины?

Есть, и очень много, но мы скованы рынком. Это стандартная проблема, с которой во второй половине прошлого века столкнулся Израиль. На то время в стране проживали 8-9 млн человек, причем внутреннего рынка потребления инноваций практически не было. Поэтому израильская модель построения высокотехнологических компаний выглядит следующим образом: разработка продукта (все науко- и интеллектуальноемкие процессы) организованы внутри страны, а продажи и построение бизнеса ориентированы сразу на глобальный рынок.

Вы можете оценить самый дорогой украинский интернет-проект?

Существует много интересных стартапов. Все зависит от их направленности: есть неплохие медиа-сайты, интересные развлекательные порталы, сетевые сервисы для конечных потребителей. Сейчас один из самых крупных и дорогих интернет-проектов – i.ua. Если мы говорим о сегменте сетевой инфраструктуры, то холдинг Internet Invest Group, куда входит регистратор доменных имен imena.ua и хостинг Mirohost.net, тоже достаточно серьезный игрок в Украине.

Самый успешный отечественный интернет-магазин Rozetka.ua можно назвать стартапом?

Да, но этот бизнес относится к электронной коммерции. Rozetka.ua, крупная компания, которая контролирует львиную долю электронной коммерции в Украине (по некоторым оценкам – до 50%). Несколько лет назад она была небольшой компанией и достаточно быстро выросла в крупный портал.

Если относить к стартапу любой непроданный проект, то Rozetka.ua можно назвать стартапом, правда стартапом на поздней стадии, когда он превратился в крупную компанию. Я бы воздержался от оценок стоимости этого бизнеса, потому что публичной информации о проекте мало и его истинные масштабы трудно оценить.

Как инвесторы оценивают стартапы, генерирующие доход?

Из 15 моделей оценки стартапа существуют две наиболее распространенные: компания может стоить 1-2 годовой выручки или 5-10 годовых прибылей до налогообложения. Третья модель подразумевает сравнение компании с известным аналогом по масштабу, работающем на похожем или смежном рынке и с аналогичной бизнес-моделью. На основе такого анализа можно строить гипотезы о текущей стоимости компании.

Почему украинские стартапы копируют идеи известных зарубежных проектов?

Любой стартап, который запускается в Украине, несет в себе несколько рисков. Один из них – небольшой объем рынка. К нему наши предприниматели готовы, но пытаются минимизировать другие риски. Поэтому копируют иностранные проекты с успешной, опробованной на других рынках бизнес-моделью. Если ее грамотно адаптировать к Украине, то существует большая вероятность, что стартап «выстрелит».

Можно ли у нас создать уникальный продукт, не имеющий мировых аналогов?

Украина родила достаточное количество успешных международных компаний с оригинальными технологиями. Но нашим людям сейчас не хватает опыта построения стартапов, хотя интересных идей у них много. Я каждый год слушаю презентации 300-500 украинских интернет-компаний с разными бизнес-планами, идеями, сервисами и т.д. Среди них есть очень перспективные. Проблема в том, что наши предприниматели интегрированы в мировое сообщество, но ограничены в доступе к опыту и знаниям. На локальном рынке очень тяжело запустить оригинальный инновационный проект, поэтому украинские ребята должны следовать израильской модели развития и ориентироваться сразу на глобальный рынок.

Кроме того, у нас нет культуры венчурного инвестирования.

Действительно, инвесторов очень мало. В Украине работают всего пять фондов, которые можно причислить (с той или иной степенью приближения) к категории венчурных (речь о портфельном вложении в высокорисковые активы с технологической составляющей). При этом неправдивы заявления о том, что у наших предпринимателей нет доступа к капиталу. Иностранные инвесторы посещают Украину. Более того, при наличии хорошего проекта ничто не помешает нашему предпринимателю приехать в Германию, Францию или США и привлечь в проект деньги.

Украинским венчурным фондам по причине малочисленности стартапов очень сложно собрать правильный портфель активов. Венчурное инвестирование означает высокие риски, когда из десяти профинансированных компаний, успешными становятся не более двух. Но чтобы собрать десять успешных компаний, надо за год пересмотреть сто проектов. У нас хороших стартапов ежегодно появляется всего несколько десятков. Поэтому этот фактор ограничивает серьезных венчурных капиталистов. Тем не менее, качественный проект все же может найти инвесторов за пределами Украины.

Вы имеете ввиду украинский видео-сервис Viewdle созданный группой украинских предпринимателей во главе с Егором Анчишкиным и Максом Школьником, который недавно получил инвестицию в $10 млн от Qualcomm, BlackBerry и BestBuy?

Да, но помимо Viewdle существуют InvisibleCRM, Expopromoter и еще несколько крупных международных проектов. В Украине есть около десяти компаний, которые успешно работают на глобальных рынках. Основатели этих стартапов делятся своим опытом, но этих знаний недостаточно, и новичку предпочтительнее ездить по миру, встречаться с людьми из этой отрасли, анализировать полученную информацию, для того, чтобы накапливать и применять международный опыт. Первый успешный проект в технологическом бизнесе был осуществлен в 1938 году и с тех пор отрасль набила себе много шишек. Зачем проходить все по второму кругу, если можно легко получит доступ к чужим ошибкам?

За счет чего Яндексу удалось удачно разместиться на бирже – за 16,2% акций компания получила $1,3 млрд? Это размещение по объемам вырученных средств уже сравнивают с IPO Google в 2004 году, когда поисковик смог привлечь $1,67 млрд…

С одним «но»: когда Google выходил на биржу, покупательная способность доллара была совсем другой. Вообще нынешний ажиотаж с Яндексом вызван тем, что инвесторы соскучились по IPO ИТ-компаний, и в целом по IPO, потому что в период кризиса мало кто размещался на биржах. Дорогу российскому поисковику проложили китайские интернет-проекты, которые вышли на биржу в этом году, российский холдинг Mail.ru. После чего в середине мая удачно разместился LinkedIn, акции которого выросли в цене вдвое, а компании удалось привлечь $400 млн. Затем на биржу вышел Яндекс. Я разделяю мнение большинства экспертов о том, что на рынке надувается новый пузырь, и активы интернет-компаний переоцениваются.

В Украине еще до прихода Яндекса и Google был местный достаточно раскрученный поисковик meta.ua. Почему о нем почти забыли?

У meta.ua были ошибки, связанные больше с позиционированием, чем с построением бизнеса. Конечно, они не смогли конкурировать с Google. Тут опять же дело в масштабах работы поисковика. Если Яндекс хорошо развился на российском рынке, втором по объему в Европе, собрал с него денег, накопил опыт, то, выйдя в Украину, он раздавил всех локальных игроков. При этом Яндекс достойно конкурировал с Google. Пока они делили украинский рынок, у meta.ua просто не хватило масштабов и ресурсов, чтобы с ними конкурировать.

Теоретически реально ли проведение IPO украинского интернет-проекта?

Да, но вряд ли украинский стартап сможет выйти на NASDAQ. Повторюсь: у нас нет внутреннего рынка, который смог бы обеспечить нашему проекту капитализацию даже в сотни миллионов долларов. На альтернативных площадках (New Connect, AIM) отечественные компании или проекты с украинскими корнями уже размещались – проводили IPO на площадке в Лондоне. Сейчас готовятся несколько размещений на Варшавской фондовой бирже. Но это инвестиции в сотни тысяч и миллионы долларов, не миллиардов.

Источник